Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Главная » История и ввод ММГ-4 » Разделы истории

1989 год.

Из воспоминаний Ивана Михайловича Коробейникова, генерал-лейтенанта, с 1983 по1990 г.г. выполнявшего интернациональный долг на территории Афганистана, с 1987 по 1990 г. г. в качестве начальника войск Среднеазиатского пограничного округа КГБ СССР.

Подготовка к выводу Пограничных войск с территории Афганистана началась примерно с мая 1988 года, сразу после первого этапа вывода некоторых частей и соединений 40 Армии. В обеспечении вывода войск непосредственно на границе принимала активное участие оперативная группа пограничных войск во главе с первым заместителем Начальника пограничных войск генерал-полковником И. П. Вертелко.
Ориентируясь на середину февраля 1989 года, командование округа разработало развернутый план вывода подразделений погранвойск, выполняющих боевые задачи на территории ДРА, который после доработки был утвержден командованием Пограничных войск. Существо подготовки состояло в необходимости развернутого строительства жилья для офицеров, прапорщиков и членов их семей, жилых, служебных и хозяйственных помещений для размещения выводимого контингента войск, восстановлении учебных центров и создании фактически заново учебно-материальной базы.
За годы пребывания на сопредельной территории в гарнизонах были сосредоточены значительные запасы материальных средств, необходимые для жизни, быта и ведения боевых действий в условиях войны. Их необходимо было вывезти на базу пограничных отрядов на территории СССР. Особое место в планах вывода войск занимало создание условий для беспрепятственного движения войск на маршрутах вывода и минимизации возможного огневого воздействия бандформирований. Также необходимо было подготовить к маршу личный состав и боевую технику, организовать работу всех служб тыла по приему мотоманевренных групп, согласовать участие местных советских и партийных органов во встрече наших военнослужащих. Со всеми этими задачами в основном справились успешно. В короткие сроки были мобилизованы все ресурсы Главного управления пограничных войск и округа.
С пониманием отнеслись к решению наших проблем руководители Туркмении, Узбекистана и Таджикистана, которые выделили силы и средства для строительства многоквартирных жилых домов в поселке "Керки", городе Термезе, поселке "Московский". Силами Военно-строительного отряда (ВСО) округа были возведены дома в городах Серахс, Тахта-Базар, Мары, Термез, Хорог. Прямым назначением со всего Союза в части округа шли строительные материалы. Контроль и помощь в строительстве осуществлял заместитель начальника Пограничных войск КГБ СССР генерал-лейтенант В. С. Донсков.
Непосредственное руководство на местах осуществляли начальник тыла округа полковник И. М. Наконечный и начальник ВСО округа полковник Ганичев. Высокие организаторские способности проявили начальники пограничных отрядов афганского направления в то время полковники Н.С. Резниченко (Тахта-Базар), В.В. Самохин (Керки), В. Дмитренко (Термез), И. А. Харковчук (Пяндж), М. М. Валиев (Московский), К. В. Тоцкий (Хорог). Не ослабляя внимания охране государственной границы, они создали временные строительные группы из числа военнослужащих имеющих строительные специальности, местных специалистов и по утвержденным проектам организовали строительство казарм для размещения личного состава подлежащих выводу подразделений.
Решением командования Пограничных войск в распоряжение округа были приданы две бригады специалистов по бурению скважин с техникой, которые провели разведку и бурение скважин на воду в местах дислокации выводимых подразделений, а также обеспечили водой несколько пограничных застав, где ранее ее привозили за многие километры. Одновременно на их плечи легла задача вывоза излишков материальных средств из районов дислокации мотоманевренных групп на территории Афганистана.

Я низко кланяюсь офицерам технических служб и солдатам-водителям автобатов, которые буквально "... вели машины, объезжая мины по путям-дорогам фронтовым", зачастую вступая в бой с летучими и кишлачными бандами, рискуя каждую минуту наехать на фугас или получить пулю снайпера. Разумеется, принимались все меры боевого охранения, авиационного прикрытия, но риск попасть в засаду присутствовал постоянно. Эти же колонны доставляли в гарнизоны все необходимое для ремонта и восстановления боевой техники и вооружения, потребный запас ГСМ для марша на советскую территорию. Многое было сделано для подготовки населения приграничных кишлаков в контролируемой нами зоне ответственности к выходу из Афганистана.
Используя хоть и незначительные, но все же результаты, проводимой правительством Афганистана политики национального примирения и имея приличный запас знаний в области религиозных, межнациональных, родовых отношений среди населения, мы активно проводили агитационно - пропагандистскую работу не только в местах дислокации, но и в населенных пунктах, прилегающих к предполагаемым маршрутам вывода. Агитационно-пропагандистские отряды, как правило, комплектовались офицерами-политработниками, разведчиками, медицинским персоналом, офицерами тыла, представителями партийных органов наших приграничных районов, имели приличный запас продовольствия, аудио-видео технику, медикаменты. Под прикрытием боевого охранения такие отряды останавливались вблизи населенных пунктов, собирали практически всех жителей. Пропагандисты излагали существо политики национального примирения, демонстрировали тематические фильмы. Разведчики изучали приоритеты настроений населения. Медработники проводили приемы больных и оказывали им необходимую помощь. Офицеры тыловых служб раздавали нуждающимся зерно, муку, керосин и другие продукты. Все эти меры оказались не лишними. Мы сумели сформировать в сознании людей положительный образ воина- пограничника и в назначенное время вышли на свою территорию практически без противодействия оппозиции.

В ноябре 1988 года мы должны были уволить в запас около трети численного состава мотоманевренных и десантно-штурмовых групп и подать им на смену молодое пополнение. Такая замена всегда была связана с некоторым периодом адаптации, т. к. для практического освоения техники и вооружения, отработки критериев слаженности в боевой обстановке требуются время и соответствующие условия. Подготовка к увольнению шла полным ходом, когда начальники Пянджского и Термезского пограничных отрядов доложили о поступивших на их имя письменных просьбах солдат и сержантов о продлении сроков их службы до полного вывода войск из Афганистана. Мотивировка этих просьб состояла в том, что молодое пополнение не обладает в полной мере необходимыми навыками и умениями, что может привести к потерям в случае боевых столкновений в ходе вывода войск. Сложившаяся ситуация была тщательно изучена офицерами Политуправления, желающим и по семейным обстоятельствам было предложено уволиться, но остались практически все.
К концу января 1988 года готовность к выводу войск была проверена начальником пограничных войск КГБ СССР генералом армии В. А. Матросовым, были уточнены все детали предстоящей операции, сформированы оперативные группы на направлениях: Керкинском-Тахтабазарском- во главе с начальником Оперативной группы ГУПВ генерал-лейтенантом Г. А. Згерским; на Термезском - во главе с начальником войск округа; на Пянджско - Московском - во главе с начальником Оперативной группы округа генерал- майором А. Н. Мартовицким, на Хорогском - во главе с заместителем начальника войск Восточного пограничного округа генерал- майором Харичевым. Одна из мотоманевренных групп Тахта-Базарского пограничного отряда, после выхода из Афганистана предназначалась для усиления охраны Зульфагарского прохода на стыке границ СССР, Ирана и Афганистана, по которому контрабандисты белуджских племен Афганистана проносили наркотики в Иран и далее в Европу, зачастую используя территорию СССР. Этой операцией руководил заместитель начальника войск САПО генрал-майор А. С. Владимиров. Общее руководство выводом войск осуществляли из Москвы генерал армии В. А. Матросов и генерал- полковник И. П. Вертелко.

Собственно операция была начата 20 января 1988 года с вывода из мест постоянной дислокации наших мотоманевренных групп, которые находились на значительном удалении от основных сил пограничных войск, под постоянным воздействием враждебно настроенных бандформирований, на тактически выгодные рубежи. Вывод прикрывался пограничной авиацией, силами и средствами частей 40 Армии. В период с 2 по 15 февраля авиацией округа на советскую территорию были сняты подразделения, дислоцированные в нашей зоне ответственности без боевой техники, и продолжен вывод в районы сосредоточения, исключающие огневое воздействие противника, некоторых других мотоманевренных групп (Кайсар, Мармоль, Нанабад, Рустак и др.)

15 февраля 1989 года все подразделения пограничных войск под прикрытием авиации одновременно совершили марш протяженностью от 20 до 70 километров, пересекли государственную границу по пяти основным маршрутам, и к исходу дня сосредоточились в заранее подготовленных пунктах постоянной дислокации вдоль границы, но теперь уже с задачей не допустить вооруженного вторжения на советскую территорию. Переправа через р. Аму-Дарью на Фарьябско - Керкинском направлении осуществлялась с использованием паромной переправы; на Кундузско-Пянджском - понтонной переправы. Остальные подразделения переправились по мосту в районе города Термез и вброд на Даркаде. Население афганских кишлаков провожало нас в основном дружественно. В некоторых поселениях люди выходили с цветами и приветливо махали вслед. За время марша не было произведено ни единого выстрела. В местах возможных засад и в населенных пунктах по договоренности с родовыми авторитетами на борт наших боевых машин садились старейшины, которые служили своего рода гарантами безопасности наших военнослужащих. Мы не остались в долгу у населения. Им были переданы наши хорошо обжитые городки с налаженной инфраструктурой.
Особую ценность представляли собой артезианские скважины, которые стали источниками водоснабжения многих кишлаков. Конечно же, для наших солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров возвращение на Родину стало настоящим праздником. В свежевыстиранном обмундировании, с подшитыми подворотничками, развернутыми полотнищами, на которых были написаны наименования подразделений, наши воины эффектно смотрелись при пересечении границы. На бортах боевых машин были надписи: "Я вернулся, мама!" На всех направлениях были развернуты пункты санитарной обработки, все с удовольствием помылись после дороги, продезинфицировали обмундирование, привели в порядок боевую технику и вооружение. Кухни не дымили. Почти по всей границе обоняние солдат дразнил запах вкуснейшего туркменского, узбекского и таджикского плова.

И стар и мал приграничных населенных пунктов встречали наших воинов. На митингах, посвященных выходу из Афганистана, выступили руководители республик, приграничных районов, солдаты и офицеры-интернационалисты. Встречать своих сыновей из многих регионов СССР приехали родители. Они искренне благодарили офицеров за возвращение домой их возмужавших мальчишек. После обильных обеда и ужина мотоманевренные группы приняли походный порядок и совершили марш в заранее подготовленные районы базирования вдоль государственной границы с Афганистаном.

Практически с 16 февраля 1989 года начался новый отсчет времени для воинов- интернационалистов. Начальник Пограничных войск генерал армии В. А. Матросов приказал подготовить представление на отличившихся солдат, сержантов и офицеров для награждения Правительственными наградами и достойно проводить в запас воинов, добровольно оставшихся в Афганистане до полного вывода войск с тем, чтобы сберечь жизни молодых солдат. Все подлежащие увольнению были сняты с границы, сведены в команды по направлениям следования и авиацией Пограничных войск развезены по местам жительства. К этому времени мы уже все нырнули в "перестройку", появились горячие точки уже внутри СССР, часть мотоманевренных и десантно-штурмовых групп срочно перебрасывались в другие регионы. Охранять и защищать афганскую границу оставалось все меньшее количество сил и средств, что крайне отрицательно сказалось в ходе последующих событий уже на территории Таджикистана. Средства массовой информации начали открытую диффамацию причин и следствия нашего пребывания в Афганистане, крайне негативно влияя на морально-психологическое состояние воинов-интернационалистов. Со многими из них я и до сих пор состою в переписке. Многие не находят свое место в нашем базарном рынке наживы и обмана, но абсолютное большинство уверено, что свой солдатский долг мы исполнили с честью и достоинством.

                                                               Вывод ММГ-1 Меймене.

                           Воспоминания замполита минометной батареи 1 ММГ Терехова Сергея.

Поведаю, вам братва, как оно было в тот день. Вывод ммг начался 14.02 около 5 часов утра. За месяц до этого колонной в Союз были вывезены кровати и другое имущество подразделений. 14-го нам осталось только по машинам рассесться. Колонна выстроилась на взлетке и через северный выезд вышла из расположения. В темноте двигались медленно, часто останавливались, пока саперы работали. Вокруг ни огонька, только фары.
Я ехал на одном из БТРов 3 заставы. Потихоньку рассвело. С рассветом нас под свою опеку взяли вертолетчики. Они постоянно курсировали вдоль колонны парами. Кишлаки проходили быстро. Местных никого, только собаки лаяли. Правда один раз по дороге шла группа афганцев, они нам махали руками, им кинули консервы какие-то на прощание. Видели иногда на сопках боевые группы от ДШМГ. После прохода колонны из снимали бортами и они перелетали дальше по маршруту колонны. Батарея Градов одной из ммг, кажется в Атахан-Ходжа, отработала по сопкам. Погода была сырая, пасмурная, но видимость была хорошая, потому вертолетчики нас вели до самой границы. Около 16.00 вышли к границе.
Я много служил на 1 линейной погз, хорошо знал эти места. Уже на подъезде понял, что мы пришли. Честно говоря, радости особой не было. Пересекли границу, встали недалеко от заставы на ночь. Не знаю, что было причиной последующего решения командования, на первое что мы сделали на нашей территории- это сдали ВСЕ боеприпасы. От стрелкового, от вооружения БТР и БМП.
На ночь, на границе, куда служа на заставе мы выходили только заряженными, мы остались фактически безоружными. Боеприпасы сдавали практически без учета, просто ссыпали в цинки. Ночь была ужасно холодной. Костры не помогали. Много народу возле костра не сядет, а если пробьешься к огню-лицу тепло а спина мерзнет. Дров почти не было. Короче, практически не спали до утра. Часов в 10 начали пропуск за систему. Первыми пропустили свежие ММГ, вошедшие в сентябре. Им и достался торжественный прием. Когда начали пропускать 1 ММГ торжественная часть закончилась. Нас построили, вручили знаки 7- лет ПВ. Раздали бланки телеграмм для написания сообщений родным. Телеграмму я написал, но дома так ничего и не получили. И до средины марта мои обо мне ничего не знали. Часов в 16 тронулись дальше. В это раз я был на БМП 1 заставы с начальником заставы капитаном Шитиковым Василием. Мы тащили на тросу батарейскую «чайку», у которой не работали движки. Часам к 19 притащились на Ширам, где для нас уже были приготовлены две землянки (под минбатр и 1 и 2 погз, для остальных подразделений стояли палатки. Там же на земле валялись изъятые у нас на границе боеприпасы. Начали обживаться на новом месте. Потихоньку жизнь нормализовалась, приведена в божеский вид территория, вырыты позиции. Начался новый этап в жизни 1 ММГ.


                                                                       Прощай Афган.
                                                   Воспоминания Борисова Алексея Евгеньевича ММГ-1 Меймене
Я тоже в этой группе прикрытия был, у нас старшим был Серега Титаев. Мы когда поднялись на сопки в районе последней операции, у нас накрылся гидроусилитель руля на БТРе, еле еле развернулись, потом оказалось, что сожгли 80 литров бензина, пока добрались до места, потом пол ночи сливали бензин с соседнего БТРа, грелись под тентом паяльной лампой, но самое страшное это то, что запретили стрелять и ночь проводили в тишине, изредка освещая местность из пистолета. В последнюю ночь, когда Серега Титаев с остальными офицерами допили спирт медбрата, он самый Серега и говорит: "А ну их всех к черту, как это может быть такое, что на выводе и не пострелять", вобщем спустились мы с сопки и там внизу отвели душу. А наутро подъем, спуск, отказ одного двигателя и на галстуке почти весь путь до границы. Прикольно было. В этот раз не попало Титаеву за его самовольство, не то что в Новый год.

Категория: Разделы истории | Добавил: К0лЯ (27.10.2008)
Просмотров: 2827
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-4 "Атаханходжа" © 2017
Хостинг от uCoz